April 5th, 2013

Пятничные сказки к утреннему кофе)

Самой доброй и волшебной всем!

Ровена.

Кажется, сегодня Ровена успела повязать во всех своих любимых местах в этом городе. Начала она с бульвара на улице Вокечу. Правда, за нагретую солнцем скамейку, девушке еще некоторое время пришлось повоевать с голубями, которые тоже решили, что сегодня эта скамейка определенно самая привлекательная на бульваре. К тому же, для завоевания скамейки Ровене пришлось пожертвовать печеньем, которое она взяла с собой специально для перекуса в парке.
Ну и ладно. Это была далеко не самая большая катастрофа во вселенной.
Тем более, что у Ровены было с собой вязание.
Дело в том, что некоторое время назад, очень строгой и постоянно думающей о работе девушке по имени Ровена, один серьезный психолог посоветовал найти себе хобби, лучше, конечно, подходящего молодого человека, создать семью и родить детей, говорят, это очень отвлекает от постоянных мыслей о работе, но хобби, в любом случае, нужно.
И хобби должно быть не просто ярким, оно должно быть еще и характерно-ритуальным. То есть оно должно быть привязано к какому-нибудь действию, которое Ровена будет выполнять постоянно.
И Ровена выбрала вязание крючком. Во-первых, крючком она вязать умела с детства, во-вторых, вязание этим предметом может быть мелким и не тяжелым. В третьих, в каждом городе она просто покупала парочку клубков цветных ниток и вязала из них что-нибудь легкое. Что-нибудь что требовало от нее минимум мысленных усилий, зато много простого и спокойного движения.
В данный момент, Ровена вязала шарф имени Брно и Вильнюса. В Брно она купила ярко-оранжевый клубок ниток, а в Вильнюсе только приобрела лимонно-желтые.
Прежде, чем сесть на скамейку Ровена заметила, что у ее под ногами лежит монетка в пять лит. Пожав плечами, девушка решила, что сегодня у нее достаточно денег, чтобы эта монетка была лишней и положила ее на соседнюю скамейку. Вдруг кому-то для покупки обеда не хватает именно этих пяти лит?
Лимонно желтые нитки в такой солнечный день, это именно то, что нужно.
На бульваре-то, Ровена и заметила его в первый раз. Это был очень странный господин. Он совершенно не мог усидеть на месте и успел несколько раз пройтись мимо Ровены, правда, все время по делам. Сначала он помог двум дедушкам перейти через дорогу, потом довел до подъезда через бульвар девушку с огромным чемоданом. Договорился с голубями и они, похоже согласились с ним, и куда-то делись, и только, когда он навел на бульваре полный, с его точки зрения порядок, незнакомец успокоился и сел на скамейку рядом с Ровеной. Но солнце уже ушло и пронизывающий прибалтийский ветер погнал Ровену на Ратушную площадь, где, в это время всегда было солнечно, а от ветра ее защищали здания и сама Ратуша.
На Ратушной площади – прямоугольной площади, выложенной разноцветными плитами, из больших кадок-клумб, окруженных скамейками, росли деревья, и даже сейчас, несмотря на пограничное – зимне-весеннее время года, казалось, что они уже не просто готовы к весне, у них уже весна, и кое-где, на ветках,  даже пробиваются листочки. И тут всегда было немного теплее. Видимо, желание деревьев наконец-то украситься листьями и тем самым приблизить весну, грело площадь и людей на ней.

Ровена села на скамейку, и заметила, что под деревом, в мерзлой земле лежит красивый кулон – обыкновенный камень-галька, в проволочном оплете, а на самом камне нарисована какая-то весенняя сценка, краски уже померкли и кое-где облезли, под влиянием земли, льда и холода, но все равно кулон был ярким и красивым. Вместо того, чтобы взять его себе, Ровена аккуратно протерла его и положила на бетонный край скамейки, вдруг кто-нибудь потерял и не заметил его под деревом?
И продолжила вязать. Солнечным лучам очень понравился желтый цвет шарфа, который вязала Ровена и оно долго не хотело уходить с ее вязания, касаясь теплыми лучами кожи девушки, ее рук и плеч. Подставив лицо солнцу и закрыв глаза Ровена просидела так минут десять, а потом, когда открыла глаза, снова заметила его. В этот раз Странный Господин наклонился чтобы подать упавшую трость одной бабушке, которая неторопливо пересекала площадь. Ровена, прищурившись разглядывала его, пока он сделав несколько кругов по площади, снова наводил порядок. Поднимал мусор, который кто-то случайно промахнувшись, кинул мимо мусорной корзины, подсказывал дорогу или давал советы. Выглядел Господин вполне обычно: растрепанные волосы непонятного цвета, черное пальто было застегнуто на все пуговицы, погода все-таки была больше зимней, чем весенней и к пальто не помешали бы шарф, перчатки и теплый свитер, потому что когда Господин не двигался ему явно было зябко и он прятал руки в карманы и сутулился.
Заметив взгляд Ровены, он приветливо кивнул ей, а девушка как раз решила, что пора перебираться на другое теплое место, потому что солнце, спрятавшись за Ратушу занялось какими-то своими делами.
Это было определенно очень странный день.
В кафе на улице Пилес, Ровена просидела полтора часа, связав еще большой кусок шарфа, и ушла, когда солнце снова выглянуло на улицу, играя с отражением в витринах, а Странный Господин как раз входил в кафе. Столкнувшись с ним в дверях, Ровена машинально кивнула, и тут ее догнал официант, вручив пакетик с печеньем, сказав, что это подарок, как новому и уже любимому клиенту.
Поблагодарив Ровена пошла к Университету и заметила, что ее любимый сквер, высох скамейками и заблестел тающими лужами, а значит, она просто обязана проверить насколько удобно и тепло сидеть вон на той скамейке под деревом.
На ветке дерева, прямо под носом Ровены раскачивалась цепочка. Кто-то видимо, потерял, а на дерево ее повесили, чтобы было виднее. Но цепочка потемнела от времени и сливалась с ветками. Ровена перевесила ее на голову небольшой скульптуры в неработающем фонтане. Скульптура была выполнена из белого камня, и темную цепочку отлично было видно на ней. Около фонтана  сидела бродяжка и копалась в объемной сумке то ли в поисках чего-нибудь съедобного то ли просто так, перебирала свои сокровища. Ровена отдала женщине пакетик с печеньем, решив, что той оно будет вкуснее, а себе девушка купит еще и села вязать. Ей осталось совсем немного и очень хотелось довязать шарф и приняться за что-нибудь другое.
Где-то через час, Ровена как раз довязывала последний ряд, солнце окончательно спряталось, а Ровена поняла, что ей чего-то не хватает. Не хватало странного господина, с которым она сталкивалась сегодня весь день.
Довязав шарф, девушка убрала его в сумку и решительно встала со скамейки. Оглядевшись, она решительно пошла в сторону бульвара. Солнце как раз должно было вернуться туда, прежде, чем окончательно сбежать с небосвода.
На скамейке, на бульваре, съежившись, и грея руки о картонный стаканчик с кофе, сидел Странный Господин. Ровена решительно подошла и села рядом.
А потом достала шарф намотала его на шею мужчины.
- Вам подойдет, к пальто.
Странный Господин распрямился и вздохнул. Яркий шарф удивительно сочетался с ним всем, даже глаза, простого серого цвета, стали чуть более прозрачными и яркими, с легким перламутровым блеском.
- Спасибо. А я тебе кофе принес, может хоть этим смогу тебя порадовать. Почему ты отказалась от всех подарков, которые я оставлял для тебя?
- Потому что они не мои, - решительно ответила Ровена и добавила, принимая второй картонный стакан с кофе из рук Господина, - А вот кофе, в самый раз.
Вильнюс улыбнулся своей особенной гостье.
Ровена действительно нашла себе самое замечательное хобби. Варшаве – взбалмошной пани с длинными рыжеватыми волосами и широкой, юбке, на подол которой та время от времени наступала, то ли юбка была великовата, то ли Варшава никак не могла к ней привыкнуть, Ровена связала зеленые рукавички, из ниток, которые она купила в Париже, которому она подарила мешочек для тысячи ключей, которые он постоянно терял,  связанный из фиолетовых ниток, которые она купила в Праге, которой…
Ровена сидела, греясь под вечерним солнцем, и думала о том, что  в магазине через дорогу она купит ярко красные нитки и…
- Краков, - неожиданно шепнул Вильнюс, сидящий рядом.
Ну, Краков, так Краков.

Пятничные сказки. Часть вторая.

Музей Виктории и Альберта.

Огромный замок-музей находящийся на улице Музеев, знаменитой "Музейной мили"  Лондона, сразу около двух прекраснейших парков – Кенсингтонского и Гайд-парка, далеко на самый обычный музей.

Хотя, где вы видели обычные музеи?

Сама история возникновения этого музея прекрасна, но трогательную историю о Любви венценосных Виктории и Альберта,  мы расскажем потом, а пока поговорим о том, что напоминает нам об этой любви каждый день.

На первый взгляд,  огромный музей с внутренним двором, фонтанами, резным фигурам стражей наук на дверях, и стенами, украшенными мозаикой и резьбой, может показаться немного бестолковым.  Залы с экспонатами по истории моды чередуются с древней скульптурой и серебром начала девятнадцатого века, Азиатские боги сменяются Христианскими святыми, а между ними, бродят дамы в нарядах начала двадцатых годов.

Уже сами стены и лестницы этого музея могут считаться полноценным экспонатами, а три зала кафе с камином в человеческий рост, сценами из жизни… всей истории окружающего мира и люстрами которые невозможно представить даже в самом красивом сне перестраивают все мысли о том, какие бывают музеи. Музей Виктории и Альберта совершено особенный, потому что в каждом зале вам кажется, что все это вы уже определенно видели, но в каком-то другом музее и, возможно, в какой-то другой стране.

Почему так?

Все очень просто.

Недавно,  в залах музея оказались несколько десятков новых экспонатов. Ночью, для них искали место, монтировали новые витрины, а когда все закончили и последний служащий музея закрыл за собой огромные двери и ушел, по залам прошел легкий вздох.

На одной из скамеек, в Азиатском зале, плакала растрепанная девушка в цветастом кимоно. Рядом с ней уже стоял монах в красивом облачении, словно сошедший с одного и церковных витражей в двенадцатом зале (и скорее всего именно так и было) и две дамы в красивых жемчужного цвета, платьях.

- Ну не волнуйся, все мы пришли сюда практически в таком же состоянии. Пойдем.

Девушки наконец-то растормошили гостью и повели ее в первый, круглый зал кафе, где висели волшебные люстры в виде огромных звезд и стоял рояль, за которым уже сидел один из жителей музея наигрывая легкий джаз - импровизацию. Кто-то приготовил чай, кто-то подал платок, рассказывались забавные истории, играла музыка, и мягкий приглушенный свет отражаясь от мозаики на стенах оживлял ее. И их.

Скоро девушка перестала плакать.

Потом заварила правильный зеленый чай для всей ее новой семьи.

- А как вы все сюда попали? Вы же не привидения?

- Как и ты. Наши музеи были когда-то разрушены, сломаны, переделаны. И мы последовали сюда.

В доме гостеприимных Виктории и Альберта нашли свое убежище духи музеев. Со всего мира вместе со своим экспонатами они стекались сюда. И надо сказать в этом доме-замке подобралась отличная компания.

Если вдруг потеряетесь, что, кстати, совсем не сложно в этом месте, спросите дорогу. Если станет грустно – присядьте на скамейку и послушайте,  о чем они говорят друг с другом.

Если захочется улыбнуться – идите в залы моды.  В круглом зале с потолком похожим на сложенные лепестки большого белого цветка на каждом «лепестке» демонстрируется проекция – мода разного времени. Приглядитесь. Это не совсем проекция. Ну ведь скучно же быть все время невидимыми. Так что не удивляйтесь, если одна из полупрозрачных дам пошлет вам воздушный поцелуй или подмигнет.