fraya_pwt (fraya_pwt) wrote,
fraya_pwt
fraya_pwt

Пятничные сказки. Часть вторая.

Что-то я в этом году маловато Рождественских сказок написала)
Обычно я их еще с ноября начинаю писать и до февраля.
Исправляюсь)

Самые счастливые люди в Рождество.

Самые счастливые люди, в месяц перед Рождеством или Новым годом, это те, кому есть о ком просить.

Просить, не так, конечно: «Дорогой Санта я была очень хорошей девочкой, (или мальчиком) и поэтому пошли мне ……» на месте многоточия идет практически точное описание того, кого именно должен послать Санта, правда, адрес куда прислать, частенько забывают. Притом у некоторых бывает еще примерно так «… И пусть Он будет именно такой, как я описывала этим летом в моем дневнике в пунктах с одиннадцатого по двадцать седьмой. Пункты до одиннадцатого  после двадцать седьмого, пожалуйста, не смотри, я в них уже разочаровалась…» и так далее.

Тут мне, конечно, есть о ком просить, и может быть я бы даже смог составить свой список из множества пунктов. Но в данный момент я говорю и искренне завидую, тем людям, которым есть о ком, или, если правильнее сказать о счастье и благополучии кого просить у Санты, Бога и всех, кто случайно попадет под раздачу.

Так получилось, что в виду своего круглого сиротства, не очень уживчивого характера и прочих качеств, которые во все остальные месяцы, кроме декабря, мне практически не мешают, просить мне не о ком. Можно, конечно, о соседях и коллегах по работе попросить, они, в общем, отличные ребята, но это будет совсем не то, понимаете?

Больше всего в этих просьбах, мне нравится, когда хоть и с капелькой лукавства, но все же практически искренне, люди добавляют к своей просьбе «Пусть он или она буду счастливы, даже, если не со мной». Мне кажется, с таким постскриптумом, тот, кто там наверху отвечает за исполнения желаний, должен ну, если не исполнить их сразу, то хотя бы поставить на первое место в очереди

Зато, я научился сходу, практически за пару взглядов определять того или ту, кто просит за кого-то. Чаще всего я вылавливаю таких людей, где-нибудь  в людном, хорошо освещенном месте. Например, в кафе. Там всегда создается впечатление, что вы не один. Правда же, отличное место для очистки совести и настоящего ничем не приправленного одиночества. Вроде бы  вы и не сидите дома, а  ходите куда-то после работы и в тоже время там, среди людей, праздничной, предновогодней суеты и веселой музыки, можно по-настоящему, с чувством с толком и расстановкой предаться той самой, предпраздничной хандре.

Тех, кто просит о ком-то можно выделить по нескольким признакам.

Вот, например, прямо напротив меня сидит девушка. Ее распущенные волосы, ярко-красный свитер и светлые джинсы, слишком светлые для московской зимы, подчеркивают, что она не боится быть яркой и свободной. Но движения немного скованы, словно она привыкла опираться на кого-то, или очень хочет опереться. Руки слишком спокойны и чашка с шапкой сливок настолько присыпана корицей, что две пары сидящие за соседними столиками никак не могу прочихаться, с тех пор, как она прошла мимо них со своей чашкой.

Она никак не может договориться сама с собой. Постоянно дергает телефон, оживляя и усыпляя экран. Ага, видимо там фотография.  Она хочет быть только с ним. Но через пять-десять минут разговора сама с собой она вдруг успокаивается. Откидывается на спинку стула, видит, сколько корицы она насыпала в задумчивости и улыбается. И почти звучат знакомые слова: - «Пусть он все равно будет счастлив. Хоть он и не рядом со мной».

Потом мое внимание перетягивает на себя бариста. Он варит кофе для девушки, которая работает тут в другую смену, но сегодня пришла сюда со своим молодым человеком. Иногда взгляд бывает настолько красноречив, что им можно размешивать кофе вместо деревянной палочки, которыми тут мешают латте. Взгляды баристы именно такие.

«Пусть она с ним будет счастлива».

Ну вот. А говорят, что мы разучились любить бескорыстно. Жаль, что я не могу для них ничего делать.

Как и все современные люди, я ношу с собой органайзер. Правда, бумажный, а не электронный. И в телефон я тоже не люблю записывать, поэтому я вырываю из блокнота несколько листочков и шутки ради рисую комиксы. Человечек с длинными волосами, к которым, сверху непонятно как, прибили бантик, это девушка в красном свитере. К ней на раскоряке с иллюминаторами, ну не умею я рисовать самолеты, спешит другой человечек, у которого вообще-то должен быть  развивающийся шарф, но потом  в моем воображении подул сильный ветер и  шарф оказался на голове, а затем и вовсе превратился в длинные спутанные волосы. Ладно, будем верить в том, что она не против того, чтобы полюбить человека с такой прической. А если она его все равно любит, то прическа не важна, но всякий случай я нарисовал ей сумочку, а в ней расческу. Уверен, что с ее длинными волосами, у нее в сумке пяток расчесок не меньше.

Так, теперь бариста. На бумажке появился человечек в фартуке. Сначала я хотел изобразить у него меч. Но потом нарисовал чашку кофе. Стало еще смешнее. Поэтому рядом я нарисовал еще одну фигурку с прибитым к макушке бантиком и в юбочке – дама сердца и рядом, я мельком глянул на кавалера, дамы сердца нашего бариста и мысленно попросив у него прощения, нарисовал рядом с фигуркой в юбочке и бантике такого, страшненького… крокодила. Крокодилов я почему-то с детства рисую очень хорошо. Даже в детском садике, когда меня просили нарисовать елочку или домик, я всегда рисовал крокодилов.

Пока я рисовал, мои объекты уже ушли. Ну и ладно. Я же просто рисовал и может быть, даже я не угадал, и на самом деле, девушка в красном свитере просила о том, чтобы ей кто-нибудь помог написать квартальный отчет, а девушка и бариста были братом и сестрой и баристе просто не нравился новый друг сестры.

Может быть в предновогодние недели, праздничное настроение сродни особенным очкам, с розовыми стеклами и в оправе в виде елочек.

Свернув свои комиксы и сунув их в карман, я тоже пошел домой. На улице уже темнело и погода не радовала, хотя такой мороз обычно отлично проясняет мозг и ускоряет движения в сторону дома, но у меня была очень важная цель. Найти хоть одного Деда мороза или Санта-клауса.  Каких угодно. Ну да, в декабре всегда кажется, что каждая, даже такая вот ерунда на самом деле жизненно важная. Санта-Клаус, которого я нашел, был надувным. Завалившись набок, бедный надувной Санта, одной рукой застрял в кованой решетке крыльца магазина, которое он был призван украшать, а другой махал из последних, своих надувных сил.

Быстро оглянувшись, я положил под башмак Санты две бумажки и нарисованными мною комиксами.

- Ты уж постарайся, приятель. Не так уж и часто я что-нибудь для кого-нибудь прошу, - шепотом сказал я и поправил символ Рождества. Вытащил его руку из перил и поставил прямо. Все-таки Санта-Клаус должен стоять гордо.

Когда-нибудь и у меня будет кто-то любимый, и за нее я буду  с удовольствием просить.

А пока… Хотите я попрошу за кого-нибудь, для вас?

Tags: городская мифология
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 21 comments