?

Log in

No account? Create an account
fraya_pwt
 
27th-Sep-2019 05:05 pm - Осенние старики...
- На самом деле, то, что люди встречаются друг с другом, это огромное чудо, говорит Первый старик. Он смотрит перед собой, опираясь на палку. Там, на линии его взгляда Балтийское море, как всегда, не в лучшем настроении в конце сентября, камни и песок. А еще линия изогнутого, слово волна ребристого металлическими прутьями забора променада.
Осенние старики в будние дни приходят погреться на осеннем солнце, смотрят на море и выразительно молчат, как кажется, со стороны, занимая белые деревянные скамейки. Потому что дальше скамейки металлические и там сидеть в это время, холодно даже чайкам.
- Чудо, конечно. Ведь очень сложно увидеть своего человека. Люди постоянно заняты. После определенного возраста, - медленно, смакуя каждое слово отзывается Первая бабушка. Она всегда занимает скамейку в начале променада слева, поближе к кафе. Там топят печку и из трубы идет уютный дымок.
- Людей надо сталкивать. Как бильярдные шары. Чтобы так бах! Лбом в лоб, —говорит Второй старик. Он всегда пьет какао. Какао в картонных стаканчиках, которые продавали везде, где делали кофе на вынос, он попробовал совсем недавно. И теперь искренне считал, что пожил большую часть своей жизни, без этого напитка совершенно зря.
- Точно. Женщина же она что. Думает одновременно о работе, детях, детях детей, о том, что готовить вечером и что она утром сказала так или не так, о том, как живет вся семья и кто обиделся, а кто нет, о том, где взять денег и, что нужно не забыть полить цветы. Мысль мелькают перед лицом, как эти шторы из бусинок, - говорит Вторая бабушка. Она кажется, совсем крошечный – седой воробей в красном дождевике и таких же красных сапожках. Бабушка раньше жила в большом городе, была балериной и давала уроки, а потом удивила всех и уехала, продав свою квартиру и купив квартиру на берегу моря в маленьком не самом популярном курорте. Вторая бабушка может рассказать все, про то, о чем должна одновременно думать женщина.
- Мужчине тоже приходится нелегко. Он же вон, идет и если думает две или три мысли, то он думает их так сосредоточенно, что ничего другого не замечает, - четвертый участник беседы, единственный курит и считается самым молодым. И еще и хулиганом. Потому что носит сережку в ухе. И не важно, что вставил ее он тридцати лет назад, поспорив с женой и, временами, даже сам забывает есть ли она у него.

Еще трое осенних стариков кивают, нетороплив. Да, сложно сейчас встретиться людям. Думают, слишком много. Только столкнуть и только лоб в лоб.
Вторая бабушка весело смеется и вдруг изображает звук, с которым сталкиваются два бильярдных шара на поле.
Старики кивают, смотрят на море.
Кажется, что они ни о чем не думают. Но самом деле – внимательно смотрят.
Наблюдают.
И вот замечают двоих.
Долго смотрят на них. Кажется, что все они думают одну и ту же мысль.
«Бам» - беззвучно шепчет Первый старик.
«Бам» - повторяет Первая бабушка.
- Молодой человек! – Кричит Вторая бабушка, скрипуче после того, как они незаметно кинули жребий.
- Девушка! – Кричит Первый старик.
Спросить сколько времени, попросить помочь, подсказать дорогу, все, что угодно, их, особенная магия, главное, чтобы эти двое вынырнули из омута своих мыслей и столкнулись взглядами.
«Бам!» столкнулись две судьбы, как шары на бильярдном поле. Не важно покатятся ли они вместе дальше, или это будет мимолетная встреча, но… Почему бы и нет?
Осенние старики смотрят на море и каждый думает о своем…
-Это танго, надо же. Утром перед работой и танго, - пробормотала себе под нос Ася. Почему-то услышать танго посреди рабочей недели вот так вот, по пути на работу показалось ей таким необычным, что она даже остановилась. Ну не может быть, чтобы рано утром, на небольшой площади, под дождем играли танго.
Но играли.
Прямо на площади и под дождем. Два музыканта: пожилая, похожая на растрепанного воробья женщина в ярко зеленых резиновых сапогах и мужчина сидящий на чемодане. Он играл на аккордеоне, а она на скрипке и они так играли, что хотелось, идти в этом ритме, хотелось жить в этом ритме. За последний год, Ася и забыла, как раньше она танцевала и сколько значили для нее эти занятия. Ася расправила плечи и услышала голос своего преподавателя - Выше, выше голову! Танцуйте на зрителя!
Ася пошла на работу танцуя. Как хорошо, что у нее тут ее, новая, ее удивительная жизнь.
- Надо же, какой блюз. Самое то, - пробормотал себе под нос Андрей. Он проснулся в таком глупом, плохом настроении, снился какой-то мутный, неправильный сон, вроде бы как он что-то делал, но сейчас даже и вспомнить не мог что. Помнил только, что не получалось совершенно. А этот блюз. Как же он во время. Если бы только эти уличные музыканты знали... Андрей ускорил шаг, чтобы скорее выйти на площадь откуда раздавалась музыка, чтобы убедиться, что музыканты настоящие.
И они были правда, настоящими. Мужчина играл на контрабасе, а его дама, пела. Надо же как. Прямо так под дождем и не боялись ведь! Андрей улыбнулся и пошел на работу. Надо же как хорошо. На самом деле, Андрей все никак не мог заставить себя начать работать над одним проектом, к которому совершенно не лежала душа. А теперь ведь можно... Можно же на самом деле просто его переделать совсем по другому, надо только начать. И он начнет и прямо сегодня под этот удивительный блюз.

Ульяна запуталась в своей, казалось бы совсем простой личной жизни так сильно, что теперь думала, вот бы ей ответ, а? Простой такой ответ. Чтобы просто понять, что же с ней так или не так? И в ней ли дело...
И тут, в звонком, как это бывает во время дождя воздухе, вдруг, разлились звуки Фаду. Низкий, прекрасный женский голос, как он только помещался в такой хрупкой женщине? И аккордеон.. Как же этим двоим пришла в голову такая замечательная мысль играть утром, на улице, когда все идут на работу! Это же именно то, что нужно! Вот и ответ на ее вопрос. Дело не в ней и не них... и не в нем. Просто так сложилось и почему бы и нет.

- Видишь, я же говорила, что у нас отлично получится, - сказала женщина улыбающемуся мужчине. Тот посмотрел на небо и кивнул, - да, идея была отличная. Ты молодец. Ну что. Все уже на работе?
- Большая часть.
- Тогда пошли.
И дождь припустил с такой силой, словно хотел смыть все накопленное за туристический сезон с улиц. И каждый, кто внимательно слушал этот дождь, слышал в нем что-то свое.
Веселый джаз, задумчивый блюз, вдохновенное танго, тягучее фаду...
Старая Анна-Мария, застыла во времени янтарной мухой, сидит целыми днями на стуле у входа в магазин, посасывая прикус трубки, которая давно потухла. Встать бы да и раскурить, но нет ни сил не желания и сентябрьское солнце греет ее кожу, посидит еще немного. Тоже самое было в августе… и в июле… Анна-Мария может рассказать все о солнце, она знает миллион разновидностей солнечных лучей: теплое и терпкое августовское, легкое и звонкое сентябрьское, обманчиво теплое октябрьское, мартовское – просыпающееся. Спросите Анну-Марию про солнце, и она расскажет каким оно было вчера и, наверняка поделится тем, какое оно будет завтра. Анна-Мария любит солнце и раскурить бы еще эту трубку и было бы совсем хорошо. Но пока можно и так. Просто сидеть на солнце и слушать шум толпы. Стул старой Анны-Марии стоит у дверей магазина антиквариата на одной из самых старых туристических улиц города и, она сама часто думает, что служит отлично рекламой для магазина – «Антиквариат рекламирует антиквариат», но на самом деле никто так не думает, а она просто сидит и смотрит на людей. У Анны-Марии в голове спокойно и пусто, она слушает людей и наблюдает. Могла бы дать миллион советов, но ее никто не спрашивает, чему она рада. Ей так лучше видно, никто не загораживает улицу.
Вот мимо нее прошла шумная группа туристов, китайцы. Анну-Марию всегда удивляла то, что они никогда не ходят по одному. Если идут, то сразу группой. Всегда. Если кто-то один что-то делает, то это же делают все. Поэтому внутри нее, где-то, глубоко за солнечным сплетением пропитанным солнцем всех времен года, зарождается гулкий смех. Она смеется, потому что думает, что китайцы из туристических групп – это на самом деле один человек. Просто он боится не успеть и разделил себя на много других, ну, или он, настолько большой, что не помещается сам в себе.
Анна-Мария думает, что люди прячут себя в любимых вещах. Кажется, об этом она подумала, когда солнце было апрельским, ярким, звонким, блестело бликами от воды. Как ей нравилось такое солнце, под ним распускаются даже самые старые трухлявые пни. Тогда Анна-Мария сидела и думала о том, что когда людей много, они счастливы, им хорошо, они берут любимые вещи и прячут то, чего много, в них. Например, старая кофеварка похожая на космический корабль. Сколько раз эта кофеварка переезжала с место на место. Маленький, бесстрашный космический шаттл. Кофеварка – эгоист. На одного человека. Только для себя. Побаловать вечером, когда слишком занят делами, чтобы стоять над туркой. В турке, кстати, очень много людей прячут запасы себя. Вот, ты закончился, а сварил кофе в любимой турке и внутри, где было, казалось бы, совсем пусто, загорелся маленький огонек. Анна-Мария знает все о вещах, ведь не зря она сидит у дверей антикварного магазина.

Люди идут по своим делам, многие туристы, временами, украдкой фотографируют колоритную старуху на стуле, с трубкой, а те, кто живет здесь, в этом городе и часто ходит по этой улице, уже привыкли и знают, что она здесь всегда.

Сентябрьское солнце – это солнце для того, чтобы жить. Чтобы делать что-то, что нужно, чего давно не делал, или, вообще не делал никогда. Это солнце надежды, тот самый момент, который такой короткий и его надо обязательно поймать. Для этого просто сделай то, чего не делал никогда. Каждый сентябрь, когда солнце касается кофейного цвета кожи Анны-Марии, она думает о том, что нужно разжечь наконец эту чертову трубку.

Девушка, которая принесла кофе гостям кофейни напротив Антикварного магазина, большего похожего на склад старых вещей с чердака, гости выбрали столик на улице, чтобы погреться на солнце с удивлением смотрела, как старая деревянная скульптура старухи-цыганки с кофейного цвета кожей и трубкой, вдруг, встала со стула, потянулась и покрутила головой по сторонам.
«Наверное, она просто хочет раскурить свою трубку» - неожиданно подумала девушка-официантка, поставила кофе и, перебежав дорогу протянула старухе зажигалку, которая лежала у нее в кармане фартука.
6th-Sep-2019 12:13 pm - Новая книга...
После гибели компа, его дальнейшего восстановления обнаружила, что потеряла много глав из книги, которую писал-писала, но, если честно не писала, а мучила, и без них она даже лучше. И еще несколько глав из книги, которую очень люблю и которую пишу уже второй год, но видимо, ей без этих глав тоже лучше.

Поэтому буду публиковать здесь рассказы из второй книги, те, что выжили)

Ящер грозный, ящер защитит.

Когда она была маленькая, то мама, когда была гроза подвешивала маленькую ящерку у неё над кроваткой. Ящерка грозная, ящерка защитит. Когда она выросла, то запомнила это и, когда была грустно, то представляла, что над ней, где-то там, под потолком раскинула лапы ящерка. Смешные лапы с перепонками и когтями. Ящер грозный. Защитит от грозы, прогонит гром.

А потом ящерица пропала и стало совсем тихо и пусто. Да и за делами будней, как-то уже и забылось, что есть ящерица, которая защитит. Тем более, что мир вокруг нее был на самом деле, очень добрым и веселым местом. Все было прекрасно, если бы не грозы.

Поэтому, иногда, только, во время сильной грозы, которых она все еще ужасно боялась, перепрыгивая с камня на камень, с одного сухого участка асфальта, когда за шиворот капала вода она думала, что вот бы ей стать ящерицей, тогда было бы гораздо удобнее идти по этой дороге.

Внезапно оказалось, что на дороге она уже не одна. Перед ней шел мужчина с рюкзаком, в желтом свитере, который показался ей хорошим знаком и, судя по тому, как он спокойно шел, дождь для него был старым другом, гроза - легким недоразумением, а дорога, ну, просто дорогой.
Тут-то она и вспомнила старую, мамину поговорку и пробормотала себе под нос «Ящер грозный, ящер защитит».
- Ой, - неожиданно удивился мужчина, глядя на нее, - гроза же! И дождь.
- Дождь. Иду вот, - развела она руками. И мужчина неожиданно кивнул, - пойдемте, тут есть перспективные развалины спрячемся там от грозы.
И точно. Буквально за поворотом старой дороги, сквозь персиковые деревья и за огромной сосной оказался дом.
Вернее, он когда-то он был домом, а сейчас стал развалинами, но…
— Это была башня, - ответил на ее мысли мужчина и скинул рюкзак.
- Красивая, наверное, - задумчиво сказала она, сев на какой-то старый ящик в углу, над головой была более или менее крыша, рядом оказался старый очаг, а случайный попутчик по имени Максим быстро развел костер и стало теплее. И даже поделился с ней каким-то пледом и куском шоколада.
- Да. Это была старая обсерватория, таких в горах полно, - легко отозвался Максим и она подумала, вот удивительный человек. Чтобы ей не было страшно он отвлекал ее как мог. Рассказывал про дозорные башни, развалины монастырей, про созвездия. А она: как путешествовала с родителями, а потом сама, сколько место они обошли пешком, как работала в самых разных местах и про то, как она любит цифры. Цифры были ее убежищем, ее тайным знанием. Кто-то может быть бы и сказал, что мир вокруг состоит из слов, она бы точно поспорила с ним, что на самом деле мир состоит из цифр.
Ее тайных друзей с раннего детства. Сейчас она работала в Университете и неоднократно так увлекалась занятиями, что и студенты не спешили уходить и она сама, постоянно одергивала себя, - пара-то уже давно закончилась.
- Но знаешь, Максим, вот смотри, - она и сама не заметила, как они с Максимом, который, оказывается отлично разбирался в цифрах что-то чертили на земле палочкой разные уравнения, и даже не заметили, как кончилась гроза,- чудесные же цифры!
Максим согласно кивнул, - отличные цифры, ты права.
- Не люблю дожди и грозы. Я их в детстве всегда боялась. Мама даже придумала такую историю, она даже подвешивала ящерку-игрушку к кроватке, чтобы я не боялась и говорила, что «Ящер грозный, ящер защитит», представляешь!
Максим кивнул, - отличный способ.
- Но я-то выросла, а грозы остались? Что же делать? Куда подвесить ящерку?
Максим рассмеялся, - никуда. Посмотри на небо. Видишь, вон там раскинул свои крылья Лебедь? С помощью этого созвездия будет проще всего найти Млечный путь.
Вон там, - Максим провел пальцем линию, - Андромеда. А видишь, крошечное юркое, не очень яркое созвездие? Всего девять звезд, ни одной легенды, связанной с ним, да и светит совсем не ярко. Ласерта, Ящерица.
- Так вот куда она сбежала, - задумчиво протянула она, - как хорошо, что ты мне ее показал.
- Да, теперь, где бы ты не проснулась, ты будешь знать, что ящерица там. Грозная и защитит.
- Думаешь, я сплю? – с сомнением спросила она и тут же хлопнула себя рукой по лбу, - точно. Со мной такое бывает. Постоянно сплю в куда-то. Иногда даже, знаешь, просыпаюсь вся в листьях, песке, валежнике. Однажды, откуда-то огромную ветку елки притащила.
Максим кивнул, - на лапнике спать хорошо, а наяву не пробовала в поход отправиться? Я понял, что ты спишь, потому что на тебе совершенно неуместная в горах пижама и потому что она была мокрой только пока ты говорила об этом.
-Вот где я прокололась, - рассмеялась она, - я бы отправилась в поход… Но гроз боялась ужасно. Но теперь…
- Ящер грозный, ящер защитит!! – Хором закончили они с Максимом и весело рассмеялись.
А где-то в небе, между крылом Лебедя и Андромедой, блестела не очень яркими звездами, не очень известная, совершенно не легендарная, но очень добрая и грозная для врагов Ящерица.
23rd-Aug-2019 10:19 am - Не подведем...
Иногда даже сам человек не знает, из чего можно собрать себя заново для нового дня. И счастливы те, кто можно привести себя в нужное состояние с помощью вещей, которые другим могут показаться безделицей, ерундой, которая не может ничего исправить, но даже пан Тыква, плодово-овощной сказке нашего детства строил свой дом по кирпичику и по камешку.
Вот Лара собирается на работу. Сегодня с утра у нее внутри проснулась голодная бездна, которой только дай волю и она уничтожит весь мир Лары. Чтобы не дать этой бездне волю, Лара привычно сжимает челюсти, слова разрушают не хуже, чем стенобойные орудия. Она сжимает челюсти, а потом как ведьмы в средние века, или жрецы чуть раньше начинает готовить ритуал по усмирению бездны и сама улыбается над тем, что, наверное, именно поэтому они и были такими известными. Они просто подбирали ключи к тем людям, у которых внутри просыпалось что-то и выдавали им полный рецепт.
Сегодня в роли дьявольского зелья: тщательно сваренный кофе, с капелькой соли и сочной долькой лимона. Зелье способное заново построить целый город, только дай волю.
Платье, про которое дано забыла выполняет роль кольчуги. И платье не скучает в шкафу, ну и что, что такие вещи надевают только по случаю, усмирение собственной бездны, чем не случай?
И яркая помада. Ну и что, что утро. Плевать на правила, если женщина сегодня не красивая картинка, а немного ведьма, много сотен лет назад одна мудрая ведьма зная, что все зависит от того, под каким углом смотреть на мир, собрала вещи и ушла жить к морю. Ловила рыбу, сушила травы, а между делом договаривалась со штормами. Ведьма, что с нее взять. Собрала себя заново и пошла, говорят вышла замуж за рыбака, который когда-то был советником при князе и отлично жили по вечерам жгли костер и травили байки...

Антон сегодня с утра не чувствует себя личностью. Смешно звучит, но проснулся и никак не может нащупать свою душу. Кажется, душа Антона сегодня запросила пощады и ушла гулять. Она устала постоянно думать о миллионе вещей и Антон понимает, что сегодня с утра ему предстоит занятие гораздо сложнее, чем он делает обычно. Не нужно спасать мир и следить за порядком в гавани. Потому что человек, который не может договориться с собственной душой никогда не сможет починить мир вокруг себя. И он начинает уговаривать себя самого вернуться обратно. Не так сложно, как кажется, нужно лишь начать делать.
Он собирает вокруг себя любимые вещи. Сотни лет назад жрец Лаздейка помог князю увидеть во сне город, который станет мечтой для сотен мятежных душ и пристанищем чудиков со всего мира, нужно лишь знать дорогу. Антон, сегодня немного Лаздейка, ведь прежде чем дать кому-то совет, нужно сначала научиться ладить с собой. Он собирает себя, достав любимые кроссовки, позвонив на работу и предупредив, что опоздает и бежит в парк. Ему нужно не так много времени, час, но за этот час его душа решает, что можно вернуться. Неплохой ей достался человек.

Окс решает, что сегодня она не будет вспоминать свое полное имя. Хватит ей бродить в лабиринте собственных личностей. Имя-Отчество-Фамилия, слишком много лишних букв. Нужно быть достойно каждой буквы, так говорили с детства. А она сегодня просто Окс. И гнев на весь мир, на то, что заставляет ее жить так, а не иначе разрастается огнем. Нельзя огонь. Сегодня она будет ведать. Ведать будущее слушать настоящее. Как ведуны прошлого, они ведь не особо то предсказывали будущее. Мир вокруг не знает, что такое время. Прошлое, будущее, такая условность. Ведуны прошлого знали это и даже знаменитая Пифия мечтающая о кубинских сигарах, которые одновременно, в тот же момент, что она забиралась на свою старую треногу, курила, кубинка Анна выпуская ароматный дым в небеса, умели внимательно слушать. Задай вопрос и смотри, слушай. Человек сам ответит, на свой вопрос, надо лишь подтолкнуть его. Нет разницы, в каком времени живет человек, умеющий видеть и слышать, разберется. Сегодня Окс немного Пифия, немного кубинка Анна. Окс вышла на балкон, вместо того, чтобы носиться по дому и собираться на работу. Окс пьет кофе и слушает очень внимательно. Со всем остальным она разберется потом.

Люди собирают себя из кусочков, сдерживают бездны, договариваются с душами, а где-то там, на берегу моря, на холме, во дворе, сидят Пифии, Лаздейки, ведьмы, ведуны, колдуны, на самом деле обычные люди, просто чуть внимательнее, чуть собраннее и чуть расслабленные одновременно, доверяющие миру и точно знающие, что он не подведет, смотрят в небо и думают: " Ну надо же. А они молодцы, эти люди. Отлично справляются".
Верят в нас, хорошие такие.
Все, что вы хотели знать про Каунас)









Совершенно реальная история) Летние старики.

Вся эта история точно могла бы и не произойти, если бы одним летним днем я не проснулась бы в отвратительном настроении. Такое настроение для меня обычно большая редкость, а если оно и наступает то все равно, продержатся в нем дольше пятнадцати-двадцати минут у меня никогда не получается, ну не могу я долго сосредотачиваться на одном, что поделать.
Когда я только приехала в Каунас, то некоторое время искала свое местечко. Своих мест, для работы, перекуса или отдыха у меня было тут уже не мало, но нужно было совершенно определенное место, где я могла бы расслабиться и вязать или писать, пить кофе и с удовольствием греть уши. Этим делом грешат все кто любит писать, потому что жизнь вокруг частенько подкидывает сюрпризы, которые интереснее любого романа. Read more...Collapse )
8th-Jul-2019 02:21 pm(no subject)
Сложно, очень сложно. Вот сидишь на кровати дома, и перебираешь перед сном обиды как четки. Память не дает отпустить, сердце проваливается в черную дыру, подсовывает сложившееся неполучившееся и все из-за них, как крапленые карты.
Так и сидит Оксана и думает, что и где не получилось.
Справедливости ради, ей есть на кого злиться и на кого обижаться за дело, по настоящему. Бывают такие люди, которые приходя в жизнь не отпускают. Сами падают на дно и других тянут. Тянут сильно, вроде бы уже и не зависишь никак от них, но, вдруг, прилетает бумерангом, за какие-то прошлые грехи. То ли карма, то ли свернула в жизни где-то не так.
Оксана думала убежать от прошлого удастся, если она переедет. Вышла замуж, случайно, можно сказать, что почти по ошибке, бывает так, переехала к мужу, в маленький южный городок. Так же там и развелись. Работает, денег еле еле и было бы больше, но прошлое, распустило щупальца, выпустило жвала тащит и тащит в прошлое, в бездну. Вот вроде бы и бросила бы она уже, но деньги утекают сквозь пальцы именно туда.
Вот вроде бы и забыла бы о его существовании. Но все остальные-то помнят.
Оксана не очень то любила копаться в себе, тем более, куда тут копаться, когда нужно деньги зарабатывать, чтобы жить было на что. Любила бегать к морю и там долго жаловаться ему, вываливала обиды, как камни из души, носила их в себе, копила.
И все вроде бы хорошо, но стоило появиться хоть одному шансу исправить ее жизнь, вот и мужчина вроде бы есть любимый, да, все пока еще ровно интеллигентно, спокойно, но в тоже время нежно, мягко, хорошо и туда запустило свои щупальца прошлое.
И вроде бы есть шансы кое-что подправить в финансовом плане и тут тоже прошлое дотянулось. Смогло повесить свой долг на нее. Не страшный, можно выбраться, но...
"Главное, что все живы и здоровы..." - повторят как карму Оксана, но нет, да и прокрадывается в ее голову мысль о том, что жизнь ее похожа на сборку сложного кухонного гарнитура известной шведской компании, куда забыли положить не только инструкцию по сборке, но и часть креплений не хватает, а вот дверцы, с дверцами перебор, наверное, чтобы хлопать ими на нервной почве было бы сподручнее.
Но есть одна вещь, которая не дает Оксане упасть. Она точно знает, что где-то в мире, где-то наверху есть план. План касательно ее. Значит, она тоже нужна. Значит и у нее все выправится, нужно только не мешать этому плану случиться.
Оксана много думала.
И уезжала на море. И там же она и обратила внимание на одну интересную закономерность. Каждый год, осенью море выбрасывало на берег горы мусора, словно с наступлением холодов стремилось избавиться от всего того, что за лето попало туда не без помощи людей, уверенных в том, что весь мир это их большая песочница.
Перед Оксаной, вдруг, открылась картина, которая с трудом помещалась в голове, сердце и душе одной женщины, которая привыкла занимать себя тем, что перебирала старые обиды и пинки доставшиеся ей от алчного до душевных и финансовых сил прошлого.
Женщина дошла до ближайшего магазина купила мешков для мусора, столько сколько могла унести и всю свою ярость упаковала вместе с собранным мусором. Последние комки неопознанного мусора она собирала уже в темноте и ползком, но почему-то ей стало легче. Словно не собирала, а выкидывала лишний мусор.
Пока собирала Оксана подумала, что странное дело. Именно тут, за сбором мусора она поняла, что больше не может. Просто не может больше думать о прошлом.
Словно он и был тем самым мусором, который отторгало море. И который она сейчас так старательно собирала.
Оксана села на песок и с удивлением поняла.
Прошлое было не с ней. В прошлом остался человек, который был привязан к женщине, которая решала его проблемы, наверное, потому что ей было проще сделать, чем долго спорить или же отказаться. Но были моменты, когда отказаться она не могла. Как сейчас.
Море тем временем, стало вечерним, мягким, нежным.
Оксана посмотрела на мешки с мусором, которые она собрала.
- Знаешь, - задумчиво сказала она Морю, - никуда от него не деться. Но, пусть оно будет в прошлом. Я его больше не боюсь, буду как ты.
И море с ней согласилось. "Будь как я".
Росту в Анфисе было ровно метр шестьдесят. Казалось, что ее в карман можно положить и унести. Анфиса преподавала физкультуру в двух школах, лихо прыгала через козла ходила на руках и лазила по канату. Ученики ее боялись до икоты, а по району она всегда ходила высоко подняв голову, чтобы казаться выше. Хулиганы ее тоже боялись.
Анфиса жила одна и дома бывала редко, но иногда, по вечерам скучала, думая, а вот бы кто-то ждал ее дома.
Как, например, у ее соседа был дома Грач. Они дружили и Анфиса думала, вот и ей тоже бы кого-то. Маленького только. Она, конечно, крепкая, но все же.
Наши желания имеют обыкновение сбываться. Так или иначе, рано или поздно, они сбываются. Иногда задерживаются где-то в дороге и тогда серьезные и взрослые мужчины и женщины, вдруг, начинают восторженно улыбаться, понимая, что надо же, а ведь именно об этом они и мечтали в детстве, а тут вот. Сбылось.
Анфиса все думала-думала. Она хотела забрать друга из приюта. Думала, это будет кошка. Кошке будет не так обидно жить в ее маленькой квартире.
А с собакой можно гулять. Можно, конечно, завести и хомяка. Или крысу. Говорят ,что крысы очень умные. Она бы с ней играла в шашки и читала бы ей книги! Точно. Пусть будет крыса.
Или кошка?
Так бы и мучилась Анфиса, но вот, однажды, когда она в очередной раз поздно вечером шла домой, то услышала как в подворотне кто-то тихо скулит. У этого кого-то было невероятно огромная и мохнатая тень, но Анфиса, еще не очень хорошо видела, поэтому не всегда доверяла тому, что видит,
Тем более, что в темноте она вообще плохо видела.
- Ты кто? - Осторожно спросила она, - потерялся?
Кто-то и вправду потерялся. Анфиса позвала его за собой, неожиданно и только дома, когда мыла лапы новому другу поняла, что ее желание сбылось. Да, у нее дома теперь жил друг.
Только вот гулять было несколько проблематично, но она, Анфиса, не зря столько лет преподавала в школе, и очень давно заметила одну вещь - если вести себя так, как будто-то "кто-то" или "что-то" на самом деле совершенно обыкновенное, то всем будет казаться, что так и есть. А вы вдвоем будете знать правду и бегать по траве и нырять в реку, разбрасывая брызги, притом да, оба, сначала один с радостью, а вторая - с надеждой достать его до того, как он найдет что-то интересное на дне и принесет ей.

Олег весь день улыбался. Говорил спокойным ровным голосом, внимательно слушало тех, кто рассказывал ему что-то. Обстоятельно отвечал. Он был очень и очень спокоен, когда он шел по улице после работы, то в уме всплывало слово "благостен". Как человек, который принял решение. Только вот почему к нему так странно приглядывается женщина, которая выгуливает кого-то на коротком поводке. Странно, что у женщины такая огромная тень, но Олег подумал, что уже нет никакой разницы, что он видит. И когда, из дерева вышло самое настоящее огромное чудовище, с рогами, внушительным набором клыков и рудиментарными крыльями он только вежливо поинтересовался можно ли его погладить и оно летает или бегает?
- И то и другое, - Ответила женщина приглядываясь к нем еще внимательнее, а потом добавила, - он потеряться боится.
- А. Ну хорошо, что вы вдвоем гуляете. И вам не страшно и он... оно не потеряется, - ответил бодро Олег скормил монстру банан и пошел к мосту.

Анфиса и чудовище переглянулись и пошли за Олегом.
Дело в том, что у Олега был слишком спокойный взгляд. Слишком. Такие взгляды бывают у людей, которые решили, что им больше нечего терять. Когда-то давно, когда Анфиса была маленькая она прочитала короткий рассказ "Прекрасный день для ловли рыбки-бананки". Это был рассказ об обычном дне на пляже, когда мужчина играл с ребенком и рассказывал ей про рыбку- бананку, которая живет между камнями. А потом вежливо всем улыбаясь, попрощался, поднялся к себе в номер и застрелился. Может быть, в обычный день, он бы и не придумал эту историю про рыбку-бананку для девочки. Как и Олег может быть и не подошел бы и не покормил чудовище бананом если бы не отсутствие планов на завтра, в прямом смысле этого слова. И не было бы завтра.
Оказалось, что потерявшееся и нашедшее чудовище Анфисы отлично умело спасать людей.
И Олег и подумать не успел как был придавлен Чудовищем к плитам моста. Возможно, что именно в тот момент, когда его придавило к земле изрядное количество (никто не решился взвесить) килограмм клыков и когтей, Олег искренне захотел жить.
- Какое... у вас... интересное домашнее животное, - только и смог пробормотать он.
Анфиса кивнула, - пошли. Погуляем, расскажете мне, что у вас не так.
Олег, конечно, рассказал.
Но, под строгим взглядом чудовища, которое шло к ним очень быстро, потому что все еще боялось потеряться, Олег подумал, что все, в общем, не так уж и страшно.
А что думали Анфиса и Чудовище осталось тайной, но прогулка у них получилась совершенно отличная.
24th-Jun-2019 04:44 pm - Слова...
Марине редко бывает грустно. Она преподает в Университете редкие языки для ума, переводит с них же и на них для заработка и сердца, а учит в Школе для души. Она говорит на тринадцати языках, а обрисовать нерадивому ученику его неприглядное будущее на контрольной, может, кажется, на всех языках мира.
Ее боятся родители учеников, ученики, соседи и только памятник Памятник Профессору в сквере у входа в университет, смотрит спокойно и с уважением. Он с ней согласен, все именно так.
Марина спокойна, уверена в себе. Любит красивые платья, быстро плавать и читать книги.
Просто она давно все про себя поняла. Любит только тех, кто у нее уже есть и не ищет новых.
Иногда внутри нее появляется много новых слов, мыслей, словно что-то не высказанное рвется наружу. И так сильно распирает ее изнутри, что она уже и сама не знает, что с этим делать. А надо, надо делать, потому что не высказанные слова, они будут лежать на сердце и очень и очень мешать.
Тогда Марина вздыхает.
Потом заваривает себе крепкий ароматный кофе. Три ложки с горкой глиняную турку. Открывает бутылку абрикосового самогона. Наперсток в кофе и вот дома ожил весенний Белград. В тот год, в марте было холодно, выпал снег, спрятал цветы вернул улицам серый цвет, но стоит взмахнуть рукой , протереть окно и снега уже нет. Надо верить в весну. Именно так пахнет кофе с абрикосовым ароматом.
Именно об этом и говорит Марина.
На всех языках, словами древних, мудрых, умных, философов, историков, Матильды Ивановны с четвертого этаж, тети Шуры их третьего подъезда, Максима соседа и многих других.
Слова, словно прорывали блокаду и она записывала их. Это были письма нежности, любви, письма с длинными темами для ночных разговоров и письма для тех, у кого нет слов на родном языке, чтобы признаться наконец насколько сильны чувства, письма для всех. На самых разных языках, длинные, обстоятельные, интересные.
Написанные красивый почерком, ради таких писем можно было выучить латынь и греческий, прорваться сквозь прилагательные итальянского, или идиомы греческого. Кстати, именно на этих языках Марина и писала. И на русском. И на английском. И ради разминки - на старом, добром французском.
А потом бродила почти до рассвета оставляя письма в почтовых ящиках, на скамейках, у вставляла их свернутыми в трубочки в дверные щели.
Ведь вполне логично, если кому-то в жизни не хватает слов, почему бы не поделиться, если у нее их скопилось много?
А утром Марина просыпалась с восхитительной пустотой и тишиной в душе и снова шла на работу, для сердца, души и ума. Наводить страх и ужас на тех, кто еще не подружился с собственными словами.
20th-Jun-2019 02:57 pm - Письма
Письма.

Все началось с писем. Их кидали Ларисе в ящик, она доставала их ставила поверх ящиков, чтобы почтальон мог забрать их отправить по адресу, но потом, вдруг, они снова приходили и ей уже становилось интересно, а точно ли она Лариса, а не господин Жаку?
Судя по адресу, господин Жаку жил в Кашкаисе, это в Португалии, Лариса даже посмотрела в интернете, когда у нее было свободное время.
Легко мечтать о Португалии, если ты работаешь в офисе. Или, например, в банке. Или, на худой конец ты работаешь дома, за компьютером и, когда хорошая погода, то можно выносить его в парк и работать там, на скамейке. Но, когда ты работаешь в уборщицей в огромном торговом центре и, тебе нужно прийти рано утром, успеть вымыть всю свою территорию, все равно Португалия кажется, чем-то очень далеким. Как неведомый господин Жаку.
- Зато он, наверное, работает целый день, а я свободна еще до десяти утра.
Торговый центр открывался в десять и Лариса приходила домой, спала немного и потом бегала по квартирам убирая их за деньги. Иногда подрабатывала нянечкой, иногда убирала офисы, иногда ей казалось, что она вся пахнет моющими средствами. А господин Жаку, наверное, пахнет апельсинами. И кофе. Говорят, что них в Португалии отличный кофе.
Однажды, пошел сильный дождь. Такие дожди в городе К., были не редкостью. Они начинались так быстро, слово на улицы города вылилось море и так же быстро заканчивались и Лариса замерла стоя под дождем.
- Хорошо, что он теплый, - заметил молодой мужчина, останавливаясь рядом с ней и окидывая женщину "городским" взглядом, когда за пару секунд можно понять нужна ли человеку твоя помощь или не обидится ли она, если ты ее предложишь. Или можно просто постоять под дождем наслаждаясь моментом рядом с женщиной с пронзительно синими глазами?
- Да вот думаю, не растаю ли я в мыльной пене, - задумчиво ответила Лариса.
- Ну вы же не Бастинда, - заметил мужчина, и подставил загорелое лицо дождю. Лариса еще подумала, что он успел так загореть, словно был на юге, хотя кто знает, вон как солнце вызолотило ему кончики коротко стриженных волос. Точно одуванчик.
- Ой!! Теперь я и не господин Жаку!! - Расстроенно заметила Лариса, когда посмотрела вниз и увидела, что у нее порвался пакет, куда положила все письма, которые приходили за последние пару месяцев и хотела отнести их на почту, может быть там найдут ошибку в адресе и вернут их отправителю.
- Госпожа, - заметил мужчина помогая Ларисе собирать размокшие письма, - эти письма госпоже Жаку, а не господину.
Лариса смущенно поблагодарила и улыбнулась, тому, что на мужчине была очень веселая футболка с желтой машинкой. Он вроде бы был очень серьезным, но глаза улыбались. И машина тоже на футболке улыбалась. Так улыбаться взглядом умеют только те, кому вселенная доверила все тайны, а они пока размышляют делиться ими с окружающим миром или подождать немного, вдруг, еще не все можно рассказать?
- Теперь их не отнести на почту, они все размокли.
- Адрес читаем. Напишите ответ.
- Я не говорю по португальски.
- А вы пишите по русски. Они же тоже пишут по португальски не говоря по русски. И еще добавьте что-нибудь от себя, - мужчина подмигнул ей и куда-то делся. Наверное, ушел в тот город, где солнце гораздо жарче, хотя и у них с городе К. было свое удивительное яркое и теплое солнце.
Лариса подумала, что она совсем не похожа на ту Ларису, которая стала бы писать письма в Португалию. И вообще, надо настроится, подумать, как бы она хотела, чтобы письма звучали? И пахли?
Письма из Португалии даже после того, как из вымочил дождь вкусно пахли ванилью и сдобой.
Лариса подумала немного и сорвала цветок мальвы. Самый яркий. Сунула его между листами газеты, пусть сохнет. А сама отправилась к морю. Ехать было всего пол часа на электричке за это время она успела продумать свой план. В Кашкаисе есть океан. А у нее море. Единственное море в мире, где волны похожи на океанские. Еще у них был песок с янтарной крошкой и сосны. Обо всем этом она расскажет в письме.
По пути домой Лариса купила кофе. Сварила его, добавила туда дольку лимона и написала письмо. Сидя на балконе, так, чтобы было видно цветущую герань, которую звали Полина и которую она очень любила.
Лариса хотела написать, что, на самом деле, ее зовут Лариса и что это ошибка и письма приходят в город К, но неожиданно она увлеклась. Она написала длинное основательное письмо про город. Про пляжи с песком и про море. И про то, что сегодня чуть было не растеклась мыльной пеной под дождем. Хорошо, что мужчина помог ей собрать" твои письма, дорогая Паола. А то так бы и не написала тебе, все время откладывала... мне нравится жить в этом городе."
"Дорогая Жаку! Наконец-то ты написала, а то я уже начала волноваться...!",- письма Паолы пахли ванилью, потому что Паола, шумная, крикливая и всегда веселая работала вот уже почти десять лет на хлебопекарном заводе, в цехе сдобы и вся одежда и, кажется, даже мысли у нее пахли ванилью.
"Да, прости, все никак не успевала, так заработалась, что все на свете забыла. Твой океан еще не прогрелся? Приезжай ко мне на море греться, хоть оно и не самое теплое, зато можно просто лежать в полосе прибоя и не будет казаться, что тебя вот-вот утащит водяной... разве что тюлень, но тюлени не очень-то интересуются людьми, они любят греться на солнце и тянуться улыбаясь небу.... Твоя Жаку".
Жаку потянулась и повела плечами, на улице снова пошел дождь, но она она теперь не сомневалась, что все на растает.
Как и Паола где-то там.
Вот ведь догадалась писать ей письма по почте, а если бы ей не попался тот мужчина то она бы и не написала. Вот калоша.
"Калоша", - согласилась, Паола, разглаживая письмо. Письма от Жаку всегда вкусно пахли. Это пахло кофе и мыльной пеной. Как тогда. Когда Жаку писала ей письма в Казань из Дрездена, а она и забыла, что она Паола, а почтальон приносил ей постоянно письма, тогда только только стали отправлять письма почтовыми поездами... Точно.
"Калоша", - покаянно подтвердила Жаку, радуясь тому, что есть друзья, которые всегда найдут тебя и через сотни жизней и погладила по листочку герань Полину. Точно. Она назвала ее в честь подруги и сама же и забыла. Хорошо, что тогда они придумали писать друг другу письма не смотря ни на что.
This page was loaded Oct 19th 2019, 10:19 pm GMT.